Мнения
4245

Маша, давай про психотерапию!

Интервью с секс-блогером о том, как психотерапия меняет жизнь и отношения с людьми.

интервью маша давай

Мария Арзамасова — журналистка и автор одного из самых популярных Инстаграм-блогов «Маша, давай!» про секс-просвет и бодипозитив. Мария рассказала редакции Alter, зачем ходит к психологу, как это отражается на ее жизни и работе, а также поделилась опытом недавно пережитой травли.

«У меня в жизни поломалось все»: как пришла идея обратиться за помощью

Когда вы впервые задумались о том, чтобы обратиться к психотерапевту? Насколько легко было на это решиться? Если были сомнения, то с чем они были связаны? 

Я хорошо это помню. Это был 2016 год, и накануне (еще в 2015) у меня в жизни поломалось все. Я очень долго строила карьеру в сфере глянцевой журналистики — но из-за кризиса меня сократили. Вместе с работой завершились и отношения, которые длились около 6-7 лет. В отношениях я тоже делала все «как нужно». Думала, с этим человеком буду строить семью — а все закончилось очень больным предательством. Было ощущение, что мне тридцать с лишним, я все в жизни делала правильно — и ничего не получилось. Я не знала, что делать. Я тогда поехала на ретрит на Бали и вдруг очень четко осознала: у меня есть проблемы, которые я не могу решить сама. Нужно обратиться за помощью к специалисту.

В моем окружении не было ни одного знакомого, кто когда-либо ходил к психологу. Я знала, что такая профессия есть, но сведений о ней не было. Были только какие-то стереотипы в голове: я путала психологов с психиатрами, думала: «Я же не псих, зачем мне психолог?». И все же тогда я догадалась, что психологи — это те, кто может помочь разобраться с моей жизнью.

Вы нашли психолога с первого раза, или пришлось перебирать разных? 

Как-то все само сложилось. Я часто замечаю: как только я четко понимаю, что мне нужно — Вселенная дает для этого все возможности. Я нашла психолога с первого раза. Причем тогда я не знала, как правильно подбирать специалиста, что есть очень много некомпетентных. Я просто летела в командировку в Питер, и прямо на соседнем месте в самолете оказалась моя давняя знакомая, которая давно из журналиста переквалифицировалась в психолога. Я рассказала ей, что мне нужна помощь, и она посоветовала своего коллегу. Я доверилась совету, и это было «попадание» с первого раза. 

С психотерапией моя жизнь изменилась кардинально. «Я до» и «Я после» — это два совершенно разных человека. «Я после» — осознанный, счастливый человек, который распоряжается своей жизнью так, как хочется ему, а не окружающим. 

Приходилось ли вам менять психолога? Если да, то почему?

Я один раз сменила специалиста. Не потому, что первый был плохой — просто мне показалось, что все, что я с этим терапевтом хотела решить, я решила. У меня были другие вопросы, и для их решения мне нужно было что-то другое. 

В целом, мне было интересно попробовать другой подход. Моим первым психологом была женщина, и я воспринимала ее скорее как понимающую, поддерживающую подругу. Хотя, конечно, мы не были друзьями — это неприемлемые отношения между терапевтом и клиентом. Второй раз я выбрала взрослого мужчину, который стал для меня отеческой и менторской фигурой. Кстати, второго терапевта мне посоветовала Оля Китаина (CEO и соосновательница Alter — прим.ред.)

Над какими сферами жизни вы работали в терапии?

Как я уже говорила, я пришла к психологу в полном раздрае. Жизнь рассыпалась: ни работы, ни отношений. И, как говорится, «начинаешь психологу плакать про одно, а все скатывается в отношения с родителями». Поэтому мы быстро пришли к теме отношений с мамой. 

Мама — очень непростой, властный человек, который многое делал по незнанию. Поэтому, когда мы обсуждали мое поведение в разных ситуациях, мы поняли, что его корни растут в детских отношениях с мамой. Мне кажется, это была главная работа, за которую цеплялось все остальное. 

С психотерапией моя жизнь изменилась кардинально. «Я до» и «Я после» — это два совершенно разных человека.

Психотерапия как часть жизни

маша давай про психотерапию

Вы ходите на терапию регулярно или обращаетесь по необходимости? С чем связан выбор формата?

Я хожу на терапию регулярно, это связано со спецификой работы. Я ежедневно общаюсь с большим количеством людей, далеко не все из них прекрасны и адекватны. Это не вопрос моей «наработанной брони» — все равно многие вещи ранят. Плюс есть долгоиграющие темы, которые я уже могу осознавать, но не решаюсь сделать шаг к изменениям. Ну, и в целом это поддерживающая история. Мне важно, что раз в неделю я встречаюсь с человеком, которому могу говорить про свои чувства, эмоции, проблемы — и встречать не осуждение, а понимание. 

Были ли вопросы, которые вам не удалось решить с помощью психолога? Если да, как думаете, с чем это связано? 

Тут, может быть, вопрос не в терапевте. Долгоиграющие темы, о которых я говорила, можно много раз обсуждать — но бояться сделать шаг к переменам. Есть люди, которые рубят сплеча — а есть те, кто долго решается. Я отношусь ко вторым. Если проблема связана с серьезными глубинными травмами, мне требуется намного больше времени. Это может тянуться больше года. Все зависит от личности человека, который приходит на терапию. 

Какие главные инсайты произошли с вами во время терапии? Как они помогают сейчас?

Их, конечно, было очень много. Что можно не стремиться нравиться всем. Что тебя могут любить такой, какая ты есть, и любовь не обязательно заслуживать. Что очень важно любить и принимать себя — тогда налаживаются все сферы жизни. Что нельзя себя критиковать, потому что критика разрушительна. Что поддержка очень важна — лично я с поддержкой могу свернуть горы. Что зачастую любовь — это принятие. Что в выборе не стоит опираться на мнение других. В целом, терапия помогла мне настроить жизнь так, как я хочу. Это делает меня гораздо счастливее. 

Мне важно, что раз в неделю я встречаюсь с человеком, которому могу говорить про свои чувства, эмоции, проблемы — и встречать не осуждение, а понимание. 

Отношения и секс

Вы — секс-блогер. Психотерапия как-то повлияла на ваш взгляд на секс и отношения? 

Я стала секс-блогером благодаря психотерапии. Я пришла к психологу, когда никем не работала и искала себя. Это очень помогло, потому что я начала открывать для себя ранее запретные и «стыдные» темы. Казалось, погрузиться в них — это как-то «неприлично». 

Мне стала интересна тема секса. Я начала писать на нее статьи и открывать так много информации, что вдруг поняла: у нас в медиапространстве нет ни одного нормального источника, который рассказывал бы про секс в том ключе, в котором мне хотелось бы. Чтобы это было не пошло, не смешно, а нормально

Секс — очень интересная тема для терапии. Все им занимаются, но у всех проблемы из-за незнания и стеснения. Когда начинаешь открывать перед людьми этот прекрасный мир — они понимают, что это не стыдно. Это про любовь к себе, наслаждение, взаимоотношения с партнером. За это цепляются все остальные сферы жизни — и жизнь начинает меняться. 

Как изменились ваши отношения с окружающими после терапии? Например, в блоге вы нередко пишете про трудности в общении с мамой, старые обиды. Терапия помогла вам наладить отношения?

Отношения очень поменялись. Во-первых, терапия помогла мне построить такие отношения с мужчиной, которые абсолютно отличались от всех предыдущих. В них было умение проговаривать чувства, слушать друг друга. Это были первые осознанные отношения в моей жизни. 

Как я уже говорила, после терапии меняются все сферы жизни. Общение с друзьями — и, конечно, отношения с мамой. Это долгий путь, в котором проходишь много этапов. И отказ от общения, потому что оно очень ранит, и попытки донести что-то до человека, восстановить отношения. Это одна из тех историй, которая длится очень давно. И я до сих пор не могу сказать, завершила ли ее. До сих пор есть моменты, когда я могу общаться с мамой нормально, понимая многое благодаря терапии, — и есть моменты, которые меня очень сильно ранят. Потому что мама остается прежней мамой — просто меня уже не так сильно задевают вещи, которые она говорит. Даже если человек не меняется, отношения с ним могут поменяться. Хотя я и не могу сказать, что теперь все идеально. 

Я стала секс-блогером благодаря психотерапии.

«Жизнь напоказ»: каково быть блогером

Профессия блогера требует смелости и большой открытости с аудиторией. Вы честно пишете про отношения, неудачные свидания, детские травмы — многие не делятся этим даже с близкими друзьями. Как это влияет на вашу жизнь и состояние? Приходилось ли прорабатывать это на терапии?

На самом деле, легкость, с которой я делюсь личными вещами — для меня тоже некая терапия. Я в какой-то момент поняла, что когда рассказываешь о своей проблеме — во-первых, это ее облегчает, а во-вторых, ты понимаешь, что проблема не уникальна. С ней сталкивается очень много людей. Это помогает почувствовать единение и поддержку. И для аудитории это тоже большая поддержка: они видят, что они не одни. 

Я достаточно открытый человек, и мне никогда не было сложно делиться «интимным». Так было и до терапии.

Недавно вы столкнулись с серьезной травлей и несправедливыми обвинениями в расизме. Вы честно поделились с аудиторией, как тяжело переживаете это. Расскажите, как часто вообще происходят подобные ситуации? Как вы с ними справляетесь? «Проработанность» помогает или к такому невозможно подготовиться и привыкнуть?

В силу специфики работы я каждый день сталкиваюсь с негативными комментариями. Могут критиковать мою внешность, род деятельности, писать много гадостей. Но это единичные «выстрелы». Я в ответ думаю: «Человеку плохо, жалко его». Несколько негативных комментариев не сравнятся с массовой целенаправленной травлей. Это было в моей жизни впервые.

Я не отрицаю, что это была большая травма несмотря на то, что я уже сталкивалась с хейтерами. Очень хорошо, что у меня за плечами есть несколько лет терапии — это помогало «выныривать» в реальность, находить поддержку и успокаиваться. Но я все равно ловила себя на мысли, что теперь понимаю, почему некоторые люди не выдерживали массовой травли и кончали жизнь самоубийством. Это очень тяжелое психологическое состояние, которое в моем случае повлекло проблемы со здоровьем. 

Конечно, благодаря терапии у меня есть опыт осознанности — я могу представить, чем руководствуются люди, которые без разбора пишут ужасные слова. Но это все равно очень несправедливо. И тяжело принять тот факт, что в мире нет никаких правил. «Если я буду хорошим, то у меня все будет хорошо» — это не работает. Даже если ты «хороший», тебя могут в один день совершенно несправедливо в чем-то обвинить. 

К этому невозможно быть готовым. Такие истории сильно ранят душу и делают ее более чувствительной. Я не верю, что можно обрасти «панцирем» и ни на что не реагировать. Тогда ты будешь просто не человеком, потому что человеку свойственно переживать. Но это делает тебя более эмпатичным: теперь ты знаешь, что чувствуют те, кого массово травят. 

Как в целом терапия повлияла на вашу работу? Научила ли противостоять критике?

Терапия поднимает самооценку, помогает чувствовать себя увереннее. Ты начинаешь замечать моменты, когда критикуешь сам себя, и останавливаешь это. Учишься себя поддерживать. В общем, терапия повлияла не только на работу, а вообще на все сферы жизни. И это классно! Я думаю, все должны ходить к психологу — может, тогда будет больше осознанных людей. 

Как решиться на психотерапию

Как человеку понять, что ему стоит обратиться к психотерапевту? На какие признаки, мысли и события можно ориентироваться?

Бывает, что в жизни происходят события, после которых можно понять, что тебе нужна помощь: потеря близкого человека, развод, увольнение с работы, та же самая травля. То, что сотрясает прежний уклад жизни. Это может стать триггером для похода к психотерапевту — большинство людей именно после таких событий и решаются. 

Но мне кажется, психолог необходим каждому человеку. Это повышает уровень осознанности, помогает жить свою жизнь, а не руководствоваться стереотипами и чужим мнением. Это кардинально меняет все в лучшую сторону.

Это тяжело, но работа над собой, на мой взгляд — главная цель в жизни. Если тебе дана земная жизнь, а ты ничего с собой не сделал и остался таким, каким был с самого начала — то зачем вообще все это? 

Что бы вы посоветовали людям, которые чувствуют, что просто не смогут открыться незнакомому человеку?

Мне было легко говорить о своих проблемах чужому человеку, потому что я понимала: этот человек сидит здесь для того, чтобы мне помочь. Тем более, он не будет меня осуждать, не будет критиковать. Он поможет мне понять, как разобраться с проблемой. В этом заключается его работа.

Comments (0)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *