Мнения
3278

«If I ignore it, maybe it will go away»*: наши подписчицы о том, как они избегали перемен

Пресловутая зона комфорта иногда оказывается совсем не комфортной. Но иногда мы выбираем остаться там, где плохо, потому что это предсказуемый сценарий. Возможно, у нас просто нет ресурса что-то менять, не позволяют обстоятельства или воспитание — например, как у героинь статьи.

В прошлый раз мы делились историями людей, которые решились на крутые перемены. Кто-то благодарен себе за этот шаг, кто-то жалеет — но каждому он дался нелегко. Мы пошли дальше и расспросили наших подписчиц о ситуациях, в которых они долго избегали перемен. Каждая из них в результате пришла к своему выводу. Возможно, их опыт поможет и вам. 

избегание — неэффективная стратегия
*«Если я не буду обращать на это внимания, может, оно исчезнет»

История Анны: что делать, если ведешь двойную жизнь

Я два года собиралась отчислиться из университета. Решиться было сложно даже несмотря на то, что качество обучения мне ужасно не нравилось, и сама профессия перестала быть интересной. Во-первых, за отчислением следовало выселение из общежития. Во-вторых, в обществе крепок стереотип о том, что у всех взрослых людей должно быть высшее образование, и получить его нужно обязательно сразу после школы. Ну и, конечно же, моего отчисления не хотели родители.

Я плохо спала, мне постоянно снились кошмары, в которых за мной кто-то гнался и хотел убить. Я много курила. Для моего организма это были не лучшие времена. Последний месяц я почти каждый день была в слезах, потому что изменить что-то было очень страшно. Я затрачивала гигантские усилия, чтобы заставлять себя делать то, чего не хочу. После последней сессии, когда преподавательница по рисунку приняла мои труды, из её кабинета я прямиком направилась к внутреннему двору универа — и выкинула папку с работами за полгода в мусорный контейнер.

Я отчислилась только на третьем курсе. Теперь мне не нужно было каждый день отдирать себя от кровати и идти в место, которое мне не нравится; переписывать целые тетради абсолютно бесполезных презентаций и конспектов, в которых смысла не видели ни я, ни сами преподаватели. И ничего страшного не произошло! Я сначала просто работала, а потом перепоступила в другой университет.

Мы с молодым человеком сняли мастерскую, но рассказать об этой радостной новости родителям я не смогла. Следующие 8 месяцев я делала вид, что учусь и хожу на работу, как «нормальный человек». Мне кажется, за эти 8 месяцев молчания я отдалилась от семьи.

Я проводила в мастерской много времени, из-за этого пропускала звонки мамы — неудобно было отвечать ложью. Я стала реже звонить домой сама и была немногословна — приходилось словно притворяться другим человеком. И я решила обратиться к психологу. Было тяжело, не было ни одного сеанса, с которого я бы уходила без слёз. Но это были такие нужные слёзы. Я смогла прожить многие обиды и взглянуть на свою семью с новых сторон. Терапия очень помогла мне не только наконец-то признаться в том, что у меня есть мастерская, но и в целом стать с родителями ближе. Когда я все же призналась им, на удивление, никаких обвинений не услышала. Думаю, теперь они больше доверяют моим выборам, потому что я уже выросла. И даже если они их не разделяют, всё равно чувствуют себя спокойнее, потому что знают: я сама могу с этим справиться. А я наконец-то могу расслабиться и быть собой.

За 8 месяцев молчания я отдалилась от семьи

В похожих ситуациях я однозначно рекомендую идти к специалисту и не тянуть до последнего. Психолог поможет научиться справляться с тревогой и негативными установками, поисследовать причины промедления, заметить какие-то неочевидные и подавляемые чувства и подумать, как вы сами можете себе помочь.

История Марии: «Я напивалась, чтобы терпеть секс»

Однажды я приехала в Москву к подруге и познакомилась с Н. У меня нет родителей, приехала я после расставания с парнем и дальше планировала путешествовать по всей России. Но Н. предложил временное жилье в Москве, подруга уговорила остаться, чтобы здесь «найти себя». И я осталась.

Он начал агрессивно меня «пикапить» — и я поддалась, хотя он мне совершенно не нравился. Наверное, я чувствовала себя обязанной — и решила, что отношения и секс станут платой за жилье. Шло время, наши отношения переросли в манипуляции, агрессию и физическое насилие с его стороны. Я часто напивалась и порывалась уйти, но возвращалась.

Я не задумывалась о согласии. Сейчас мне очень трудно вспоминать сексуальное насилие в тех отношениях. Он давил, говорил, что если я его люблю, то должна делать, что он скажет. Я знала, что не люблю, но делала.

Я уходила несколько раз, заранее зная, что вернусь обратно, но уже очень пьяная и уставшая. Мне было страшно взять ответственность, стать взрослой и начать обеспечивать себя. Мне было 18 лет, я употребляла, целовалась с незнакомками, ездила автостопом с разными людьми. Казалось, мне нужна была точка отправки, куда я могла возвращаться после всех поражений извне.

Я много раз записывалась к терапевту, но потом отменяла запись. Напивалась, чтобы терпеть секс. Договаривалась снять жильё с другими малознакомыми людьми, а потом все отменяла.

Однажды я все же смогла разорвать эти отношения и переехать к подруге. Себе из прошлого я бы сказала несколько вещей: не строй отношения с людьми, которые тебе не нравятся — это просто взаимный абьюз; уважай своё тело; не бери сангрию, у тебя от нее изжога.

История Кристины: депрессия, мигрени и возвращение в Россию

Мы с родителями жили в Европе 7 лет. Переезд дался мне очень сложно, я долго не могла адаптироваться, не получалось выучить язык. Когда я закончила школу, мы начали обсуждать еще один переезд в другую европейскую страну. Я сначала сказала, что никуда не поеду — заранее знала, что просто не смогу. У меня было много ментальных проблем, затянувшаяся депрессия. Был огромный конфликт, я испугалась и пошла на попятную. Мы переехали. 

Подбор психологов в сервисе Alter

С первых же дней у меня начались ужасные мигрени. Адская боль, которой я не испытывала ни до, ни после, которая не проходила сутками. Я не могла ни спать, ни стоять на ногах, ни есть. Сначала приступы были раз в месяц, потом — два раза, потом — каждую неделю. 

На этом фоне я стала бояться выходить на улицу. Я опасалась, что просто не смогу вернуться домой. Когда боли затихали, я могла ходить на языковые курсы, пробовала как-то облегчать свое состояние: ходить больше, дышать свежим воздухом, правильно питаться, спать. Но боли возвращались. Я решила, что не потяну поступление в университет. 

Параллельно с этим я продолжала общаться с бывшими одноклассниками — я закончила школу экстерном, а они продолжали учиться. Однажды они позвали меня поехать в Берлин. Родители пытались отговорить меня от поездки, потому что в любой момент мне могло стать плохо в чужом городе. Но я решила, что она мне нужна. Просто сразу предупредила всех, что в какие-то дни, возможно, буду оставаться в номере. 

И… ничего не произошло. Никаких мигреней. Раньше после долгих поездок и походов я не могла спать от боли, а здесь все было потрясающе. Во мне столько сил давно не было. 

Я поняла, что надо что-то менять и возвращаться в Россию. И тянула еще два месяца. Никак не могла решиться. Опять переезд. За семь лет я привыкла к другим людям, правилам и нормам. Нужно было искать работу, содержать себя. Плюсов в том, чтобы остаться, не было, но страх перемен перевешивал. Мама говорила: «От себя не сбежишь». Я боялась, что правда бегу от себя. Вдруг дело во мне, а не в том, где я? Вдруг все бесполезно? Или станет еще хуже?

Но мне нужна была это пауза. В моем случае промедление не привело ни к чему плохому — я просто зрела для решения. Когда мы переезжали в первый раз, я не была готова отказаться и начать жить самостоятельно. И пришлось столкнуться с этой болью — но мне надо было пройти через нее, чтобы осознать: если ничего не менять, дальше будет еще хуже.

Промедление не привело ни к чему плохому — я просто зрела для решения

Я переехала в Россию, год работала на фрилансе, жила у друзей. На следующий год год я переехала к родственниками и начала искать работу в офисе. Параллельно училась на курсах. Сейчас работаю в студии, могу снимать квартиру и очень рада тому, где я нахожусь. Еще я наконец-то начала лечить депрессию и проходить психотерапию. Она проходит отлично: здорово узнавать себя заново и относиться к себе с любовью, а не ненавистью. Всем советую.

Некоторые вещи случаются тогда, когда ты готов. Не надо форсировать события, но и не надо им сопротивляться. Если чувствуешь, что перемены нужны — дай им случиться. 

Comments (0)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *