Мнения
2169

Екатерина, журналистка: как не сдаваться, пока ищешь лекарство от депрессии

История нашей читательницы Екатерины (26 лет), которую она согласилась рассказать в блоге Alter

личный опыт журналистки, подписчицы Alter

Я жила с депрессией почти два года, прежде чем признала ее и решила обратиться за помощью. Даже поездка к психиатру и в аптеку стала тяжелым испытанием. Я начала принимать лекарства и надеялась, что они быстро помогут, — но это была первая попытка в череде многих. Это рассказ о том, как я месяцами подбирала медикаменты и психотерапию и как сохраняла мотивацию, когда казалось, что ничего не поможет.

Как все начиналось

Я задумалась о ментальном здоровье, когда оказалась в тяжелом состоянии и едва справлялась со своей жизнью. Ощущения, как в анекдоте: «Ты горишь, и все горит, и ты в аду». Это была депрессия, и позже я узнала, что длилась она уже не первый год. Если бы мое состояние изменилось внезапно — например, с каким-то травмирующим событием — я бы заметила. Но это происходило постепенно.

Я журналист. В студенческие годы уже писала для местных СМИ и считала, что поиск работы — это последнее, о чем мне придется беспокоиться после окончания университета. Город, в котором я училась, успел мне наскучить, и после выпуска мы с партнером переехали в другое место. Я начала искать работу по специальности. И не нашла.

Я пыталась и пыталась, но ничего не выходило, и партнеру пришлось обеспечивать нас обоих. Шли месяцы. Я воспринимала это как поражение. Рядом со мной всегда были разочарование в себе и вина за то, что не оправдываю ожиданий семьи и обременяю партнера. Финансовая зависимость только ухудшала мое состояние.

Я устроилась администратором, чтобы приносить деньги в семейный бюджет, но ситуация не улучшилась. Я была разочарована в себе, постепенно теряла интерес к жизни и к партнеру. Все закончилось расставанием. Я осталась одна в чужом городе с задачей срочно найти жилье, потому что не могла в одиночку платить за квартиру, которую прежде мы арендовали вдвоем.

 

 

Вина и стыд — и больше ничего

Спустя время мне удалось устроиться в СМИ, и я воспряла духом. Работа давалась тяжелее, чем раньше, но я считала, что это нормально после такого перерыва.

Я игнорировала, что мне было намного сложнее общаться с людьми. Что на обычный рабочий звонок я настраивала себя пару часов. Что писала медленнее, чем раньше, и с трудом формулировала предложения. Что иногда было тяжело даже думать.

Больше года я работала в таком состоянии, с постоянным напряжением, с неотступным страхом, что меня уволят в любой момент. Иногда я спрашивала себя: «Зачем этим заниматься, если это так мучительно?» Потом становилось стыдно за подобные мысли. Это же дело всей моей жизни, я же так люблю писать. Но я только помнила, что люблю — и уже не чувствовала этого.

Потом я опоздала с парой рабочих заданий, чего раньше не случалось. И вот я уже регулярно срывала дедлайны, а чувства стыда и вины все росли. Мысленные уговоры «собраться и взять себя в руки» больше не работали. Мне стало страшно открывать сообщения и отвечать на звонки, ведь это мог быть начальник, а мне нечего было сказать. Так я потеряла работу, о которой когда-то мечтала.

«Милая, кажется, у тебя депрессия»

Я не рассказывала близким о своих проблемах, потому что была ужасным «скрытнем», который до последнего притворялся, что все хорошо.

Родители слышали меня только по телефону. Контакты с друзьями я свела к минимуму, потому что было слишком тяжело изображать радость, и эти встречи только высасывали силы. Я снимала квартиру с соседкой и днями пряталась от нее в комнате, делая вид, что работаю, а выходила только на совместные завтраки, обеды и ужины.

Потом соседка уехала в отпуск, исчез даже этот минимальный контроль — и вдруг я обнаружила, что уже много дней не встаю с кровати, не сплю нормально, не моюсь, не ем. Тогда мне пришлось признать, что я действительно не в порядке.

Когда соседка вернулась и увидела меня в таком состоянии, я впервые честно рассказала о своих проблемах. Мне было невыносимо стыдно за себя. Она выслушала и ответила: «О, милая, кажется, у тебя депрессия».

Оказалось, что моя соседка по квартире уже сталкивалась с психическими расстройствами. Она посоветовала обратиться к психиатру и сказала, что антидепрессанты быстро и относительно недорого вытащат меня из кризиса. Она же отвела меня в частную клинику к врачу, к которому раньше обращалась сама. Я просто положилась на ее опыт, потому что ничего не знала ни о депрессии, ни о том, куда мне идти и что делать. У меня не было сил, чтобы самостоятельно исследовать этот вопрос и искать специалиста.

Психиатр оказался внимательным и неравнодушным человеком, который долго расспрашивал меня об эмоциональном и физическом состоянии; о том, как оно менялось и в течении какого времени; о том, сталкивался ли кто-то в моей семье с психическими расстройствами.

Узнать больше о критериях депрессии, ее видах и способах терапии можно в нашей статье.

Когда психиатр поставил мне диагноз «депрессия», я почувствовала облегчение и подумала: «Со мной все нормально. Я просто заболела. Я могу вылечиться». Поэтому я не боялась антидепрессантов, а скорее надеялась на «волшебную таблетку». Приму лекарство — и снова буду чувствовать себя нормально.

назначение и прием антидепрессантов

Ожидания vs Реальность

Психиатр сразу предупредил, что все люди по-разному реагируют на антидепрессанты, и на подбор правильного лечения потребуется время. Но было сложно воспринимать это предупреждение всерьез, когда ты только узнал, что есть медикаменты, которые помогли другим, — а значит, и тебе помогут. Я осознала, что это может быть долгий и трудный процесс, только когда сменила препарат в третий раз.

Важно: антидепрессанты не действуют быстро. Обычно они срабатывают в полной мере только через 6-8 недель приема. Кроме того, врач может меня дозировку или саму схему. Лечение — это долгий процесс.

«Кажется, будет хороший день»

На мой первый антидепрессант из группы СИОЗ (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина — прим.ред.) у меня не было видимой реакции. Психиатр назначил низкую дозировку, побочные эффекты не появились, но улучшений тоже не было. Мне постепенно повышали дозировку, — ничего не менялось. Следующие два препарата из той же группы вызвали сильные побочки: тошноту, еще большие проблемы с пищеварением и сном. Я засомневалась, что мне вообще что-нибудь поможет. 

Положительная реакция появилась только на четвертом препарате, мне стали повышать дозировку, и лекарства облегчили часть симптомов. Проходили месяцы, но других изменений не было.

Когда препарат помогает, но не снимает все симптомы, врач может добавить еще один, например, антидепрессант другой группы. Некоторые исследования показывают, что такая комбинированная терапия работает лучше, чем монотерапия.

Мне добавили препарат из группы ТЦА. Здесь тоже некоторое время ушло на подбор подходящего антидепрессанта. Врач меняет и добавляет препараты, опираясь на то, как ваш организм реагировал на предыдущие попытки. 

Я до сих пор помню момент, когда поняла, что лекарства помогают. Я проснулась утром непривычно рано, увидела, как за окном качаются ветки дерева, а солнечный свет пляшет в листьях. Я подумала: «Красиво. Кажется, будет хороший день». И захотела открыть окно, чтобы впустить свежий воздух. А потом поняла, что впервые за долгое-долгое время что-то почувствовала, и даже что-то хорошее.

Схема лечения, которую мне подобрали, не была идеальной. У меня все еще оставались некоторые побочные эффекты, но, по сравнению с прежними состояниями, это было терпимо.

Около полугода я принимала эти препараты. Сначала мне становилось лучше: вернулась энергия, появилось желание что-то делать, я смогла снова устроиться на работу. Но я так и не почувствовала себя собой. Эмоции выровнялись, но они остались приглушенными, я спала по 13 часов в сутки, все еще быстро уставала.

Я знала, что могу попробовать другие комбинации антидепрессантов, но боялась что-то менять, когда уже добилась этого шаткого равновесия.

сочетание антидепрессантов и психотерапии

Подбор психологов в сервисе Alter

Доказательная медицина и выбор психотерапии 

С первой встречи психиатр говорил мне: «Антидепрессанты — это костыль, на который ты будешь опираться поначалу. Ты не должна вечно ходить с костылем». Но даже на этот костыль было довольно сложно рассчитывать. Я поговорила с психиатром о моей ситуации и опасениях, и он предложил такие пути: перейти на психотерапию или объединить ее с лекарствами.

Почитать о разнице между психологом, психотерапевтом и психиатром можно здесь.

Некоторые исследования говорят в пользу совмещения лекарственных препаратов и когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Мой психиатр предложил начать именно с этого варианта. Он составил список местных психотерапевтов, в чьем профессиональном опыте не сомневался, а я отобрала тех, кто подходил в ценовом плане.

Результат психотерапии во многом зависит от того, насколько успешный контакт вы наладили с терапевтом. Я боялась, что моя решимость может угаснуть, если мне придется искать «своего» специалиста так же долго и мучительно, как я искала «свои» антидепрессанты. Ведь психотерапия — социальный контакт, на который уходят силы.

Я обратилась за поддержкой к друзьям. Когда я начала открыто говорить о своей депрессии, выяснилось, что среди моих друзей и знакомых были люди, которые сталкивались с психическими проблемами: послеродовая депрессия, тревожные расстройства, пограничное расстройство личности. Просто раньше они не говорили об этом, не открывались друг другу.

Этим людям я могла довериться и честно сказать: «Я должна съездить к новому специалисту, но у меня больше нет сил пытаться». И тогда они почти за руку отводили меня на встречу. Еще они периодически спрашивали: «Ты уже записалась на следующий прием? Нет? Тогда возьми телефон, позвони, а потом напиши нам об этом. Ты сомневаешься, что этот специалист тебе подходит? А ты уже обсуждала это с ним?» Этот мягкий контроль спасал, когда у меня возникал соблазн плюнуть на терапию и сдаться.

Сейчас совмещение медикаментозного лечения и психотерапии считается более эффективным, чем каждый из этих способов отдельно. Почитать о разных направлениях терапии можно в нашем гиде.

«Я подготовлена»: что мне дала психотерапия

Я нашла «своего» терапевта с третьей попытки. Он не был отстраненным, в отличие от предыдущих, я увидела поддержку и участие и смогла открыться. В итоге в первые встречи я просто рассказывала свою историю и рыдала, чего со мной давно не случалось из-за антидепрессантов. После этого эмоционального всплеска я была готова к плодотворной работе.

Когнитивно-поведенческая терапия предполагает, что человек активно работает над своим состоянием, выполняет задания терапевта, и без вовлеченности ничего не выйдет. Это мне подходило. Мне нравилось, что я не просто разговаривала с терапевтом, но выполняла работу. Что мы разбирали мысли и реакции, а после терапевт давал задания, которые я должна была выполнять, чтобы мне стало лучше. Это наполняло меня уверенностью в своих силах. Я чувствовала, что сама влияю на свое состояние.

Но помимо этого было приятно иметь внешний контроль. У меня были домашние задания, их проверяли, когда я приходила на следующую встречу. Поэтому я знала, что должна выполнять определенные действия, например, вести специальный дневник, даже когда хочу вместо этого забраться в кровать и пролежать там сутки.

Вместе с КПТ я продолжала принимать антидепрессанты. Терапия облегчила те симптомы, с которыми так и не помогли лекарственные препараты.

Я стала лучше спать, и это снова были идеальные 8 часов в сутки вместо 13. Мне было легче просыпаться и вытаскивать себя из постели, ушла постоянная вялость. В итоге, спустя значительное время терапии, я даже наладила режим сна и бодрствования: ложилась спать в 23:00 и вставала в 7:00.

Уменьшились проблемы с пищеварением, я снова могла есть регулярно и в соответствии со своим весом, а позже смогла перевести себя на здоровое питание. Это были важные изменения, потому что образ жизни тоже сильно влияет на психическое здоровье.

Я научилась замечать и анализировать негативные мысли, научилась заменять их на позитивные, пусть и с сопротивлением. Иногда происходили откаты, и поначалу я автоматически чувствовала стыд и вину. Перед психотерапевтом, потому что мы много работаем, а у меня ничего не получается; перед собой, потому что трачу столько денег на терапию и до сих пор ничего не добилась. Потом я мужественно записывала эти мысли в дневник, работала над ними и представляла «на суд» терапевту.

После полугода психотерапии я почувствовала, что готова к попытке отказаться от антидепрессантов. Прежде такие мысли вызывали панику и страх снова провалиться в острую фазу. Психиатр согласился и начал постепенно снижать дозировки препаратов. Под его наблюдением я неторопливо и безболезненно закончила медикаментозное лечение, а терапия меня поддержала.

В итоге моя психотерапия продлилась около года. Я стабильно шла на поправку, а потом наконец увидела, что моя жизнь вернулась в нужно русло. Я знаю, что всегда есть риск рецидива. Но теперь я знакома с симптомами депрессии и смогу поймать ее на подлете. Терапия дала мне приемы и методики, которые я могу использовать, чтобы помочь себе. Я подготовлена.

Что я узнала, пока лечила депрессию

Возможно, мои выводы и советы помогут и вам.

  • Не отрицайте существование проблемы и не тяните время. Если вы заметили у себя какие-то из симптомов депрессии, обратитесь к специалисту — просто на всякий случай. Если вы сомневаетесь, что есть реальный повод для беспокойства, пройдите самодиагностику по шкале Бека. Это поможет понять, нужно ли обращаться за помощью.
  • В тяжелом состоянии ищите поддержки близких. Не закрывайтесь, не пытайтесь скрыть, что вам плохо. Сообщите о своем состоянии родным и друзьям, которым можете доверять. Поддержка от доброжелательно настроенных людей очень важна, она помогает быстрее выйти из кризиса. Если среди ваших знакомых нет тех, кому вы можете рассказать о своем ментальном здоровье, обратитесь в онлайн-группы к людям, которые прошли через похожие проблемы.
  • Обращайтесь к специалистам. Не занимайтесь самолечением, опирайтесь на средства современной доказательной медицины. Не заставляйте себя «собраться и быть сильным» и не слушайте подобные советы — с депрессией это не работает.
  • При медикаментозном лечении соблюдайте все рекомендации врача и правильно принимайте лекарства, даже если сомневаетесь. Сомневаться — нормально. Но не меняйте дозировки самостоятельно, будьте на связи с врачом. Да, приезжать на прием при любом беспокойстве сложно физически и финансово, но вы можете найти решение вместе со специалистом. Мой психиатр предлагал писать или звонить в рабочее время, если у меня возникали вопросы о лечении. Он подсказывал, когда надо набраться терпения и подождать, а когда можно переходить к следующему варианту.
  • Не сдавайтесь и не смиряйтесь с депрессией. Да, иногда все усилия — сеансы терапии, визиты к специалистам, испытания лекарств — будут казаться напрасными. Но они не пропадают даром. С каждой попыткой вы подходите на шаг ближе к варианту, который вам поможет.
Comments (0)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *